Интервью с лауреатом премии им. Павла Беспощадного Еленой Заславской

Андрей Чернов

«…Мне для того, чтобы читать стихи, достаточно тюльпана, а для того, чтобы писать их, достаточно мелка…»

Screen Shot 2016 08 23 at 9.58.41 AM

В этом году Союз писателей России учредил новую литературную премию, которой присвоил имя легендарного шахтёрского поэта Павла Григорьевича Беспощадного. Премия учреждена для поддержки русских литераторов Донбасса, а также привлечения литераторов из других регионов к теме Донбасса.

Лауреатом премии им. Павла Беспощадного стала знаменитый луганский поэт Елена Заславская. Поэт согласилась дать «ЛНР сегодня» эксклюзивное интервью.

— Вам, Елена, присуждена премия имени Павла Беспощадного. Что для Вас значит имя этого шахтёрского поэта?

— Представьте мальчика, который в 12 лет начинает работать. И не просто работать, а в шахте. Представьте это бытие: «Жизнь была только в корке хлеба.// Грыз я черствую, трудно рос,// Батька клял и пласты, и небо// И с тоски меня бил до слез.// Вечно бедность и недостатки,// Бесконечный тяжелый вздох.// И ругала с тоскою матка:// – Лучше б ты, не родившись, издох».

Но ведь мы знаем, по слогу Вознесенского «Небом единым жив человек». И въехал на это небо поэзии Беспощадный, по его же словам, не на Пегасе, а на Стрепете, коне, с которым начинал трудиться в шахте. Там же его первые стихи были написаны – мелом на вагонетках. И вот за эту жажду прекрасного, любовь к родной земле, к человеку трудящемуся, за  донбасский характер, в конце концов, который выражается в трудолюбии, жизнелюбии, в стремлении к справедливости, я его и люблю. Ну, и конечно за бессмертные строки:

«И нет земли прекрасней, вдохновенней,

Где всё творцом- народом создано.

Донбасс никто не ставил на колени

И никому поставить не дано!».

Для меня итоги конкурса – большая неожиданность! Все-таки на конкурс прислали свои стихи больше 200 человек. Я следила за публикациями на сайте «Петербургской газеты», и открыла для себя много замечательных стихов, полных пульсирующих живых чувств, полных боли, любви к Родине, надежды на справедливость, веры в то, что мы победим! Стихи Наташи Лясковской мне знакомы по публикациям в книге «Час мужества», а за творчеством Анны Долгаревой слежу по ФБ. Оказаться в такой поэтической компании –честь! И конечно, спасибо организаторам и судьям за возможность донести свое слово туда, где его еще не слышали.

— Многие писатели отстраняются от действительности, будто отгораживаются от неё. Но в Ваших стихотворениях – живое и рельефное отражение реальности. Вы также «убегаете» от реальности?

— Я тоже убегаю. Пишу стихи о любви, философскую лирику, пишу детские сказки, рассказы. Бывает и так, что война одной строкой, одним словом, но проявится в тексте, заявит о себе, о том опыте, который выпал нам на долю.

И я счастлива, когда получается живое и рельефное отражение, пусть если не реальности, то моего воображаемого мира.

Недавно опубликовала небольшой рассказ от собственного лица, в котором лирическая героиня-снайпер, случайно встречается на переправе через Днепр с бойцом украинской армии. Тут же посыпались вопросы: «Есть ли у меня СВД? (снайперская винтовка Драгунова)»! Я, признаться, даже не знала, что отвечать.

— Тяжело писать о войне и людях, опалённых войной?

— Да. Нужно найти слова, чтобы они звучали не пошло, чтобы это были твои слова, но такие, прочитав которые люди скажут: я это чувствую, я думаю так, я это пережил.  Не знаю, удаётся ли мне это?!

— Как Вы оцениваете литературу Донбасса? Какую роль она, по Вашему мнению, играет в русской культуре?

— Литература Донбасса – часть русской культуры, но также можно сказать, что литература Донбасса – часть украинской культуры. Об этом нам говорит более чем 500-летнее русско-украинское двуязычие края, словари Даля и Гринченко, лирика Матусовского и Сосюры, стихи Вени Дыркина и Жадана. «Слово о полку Игореве» – литературный памятник Древней Руси, он повлиял на русскую культуру или на украинскую? Если отвечая на вопрос, опираться на историю, то можно вспомнить, что Луганская область образовалась в 1938 году. А до этого эти земли в разные периоды были районами Новороссии, Слободской Украины, Славяносербии, землями Войска Донского, губерниями Азовской, Воронежской, Екатеринославской и Харьковской. А вот теперь это Луганская Народная Республика.

Но все-таки в большей мере  для меня литература Донбасса – часть русской литературы, с ее вниманием к маленькому человеку, верности нравственным идеалам, ответственностью за судьбу отечества.

— Как Вы считаете, возможно ли примирение между жителями республик Донбасса и жителями Украины? Если да, то при каких условиях?

—Примирение возможно. Если Украина откажется от русофобской идеологии, планов навязать Донбассу чуждые ценности и идеалы.

— Как развивается литературный процесс в ЛНР? Имеют ли молодые авторы Луганщины возможность «войти в большую литературу»?

— Конечно, имеют! Классики подвинутся! Возможности есть у всех.

Хочу процитировать опубликованное в «Изборском клубе» мнение российского поэта Сергея Арутюнова: «Как ни цинично говорить, у литераторов Донбасса появился исторический шанс вырваться из затхлости постсоветской литературы – ценой крови, и своей, и своих близких, и россиян, и иностранцев, приехавших воевать. Этот исторический шанс мог бы быть реализован полностью – у нас появилась бы прорывная литература реалистического извода, которая могла бы обратить страну к истинным ценностям — подлинной свободе, настоящему братству и неложному равенству. Однако этот шанс «нарвался» на порочную инфраструктуру критики и книгопечатания типично капиталистического образца, сложившуюся в России. В результате романы и стихи донбассовцев не имеют до сих пор того звучания, которое могли бы иметь. Донбасскую литературу почти невозможно заметить в потоке, если не знать авторских имён: она не устраивает либеральное меньшинство – глав ведущих издательств и редакций, книгопродавцев». Далее автор пишет, что другой вопрос, что часто тексты не должного уровня, но ненастоящее отсеется, а живое будет жить.

События в Донбассе подняли животрепещущие вопросы смысла жизни, братоубийственной войны, вопросы преемственности  культурных ценностей.

«Если бы литературная критика России была обеспокоена этими явлениями хоть немного, мы бы увидели, как разношёрстен круг донбасской литературы, на какой живой нитке он связан, но – и виной тому буржуазность российской литературной рефлексии – никто пока не показал в крупном обзоре, как из специфически «военной» прозы и поэзии вылупляется словесность будущего века,» – считает Арутюнов, и с ним трудно не согласиться, другой вопрос – что с этим делать?

Писать!  Издавать написанное! Обмениваться мнениями и идеями на фестивалях, строить культурные мосты! Проводить совместные проекты. Печататься под одной обложкой. Наверное, нет других рецептов. Собственно в этом и состоит литературный процесс.

И в Луганске он не стоит на месте. В этом году увидели свет книги «Время Донбасса», альманах «Крылья», сборник докладов философского монтеневского общества «Четверть века с философией». Тиражи небольшие, но как говорится, мал золотник да дорог, тем более, что большая часть текстов есть в открытом доступе в интернете. Наши авторы публиковались в российских изданиях и получали престижные премии. Но нет пределов совершенству. Нам нужно больше книг хороших и важных!

— Следите ли Вы за литераторами, которые выбрали сторону Киева? Какие отличия их от нас, соединивших судьбу с республиками Донбасса?

— Конечно, слежу, держу в фокусе культурную жизнь Украины, ведь война идёт в том числе и на культурных фронтах. Да, что говорить  украинские деятели культуры, и литераторы в частности, приложили руку к тому, чтобы расчеловечивать жителей Донбасса, проталкивая проект единой Украины галицкого образца. Но и они следят за моими успехами, иногда с целью неблаговидной, тому подтверждение история с Есенинской премией, когда откопали моё пародийное стихотворение и раздули медиа-скандал.

В общей сложности мне на глаза попадались упоминания о 30 изданиях. Может и больше. Если задаться целью, можно было бы сделать более подробный анализ.

О некоторых литературных проектах по ту сторону баррикад мне хочется рассказать, чтобы люди знали, как работает пропагандистская машина и кто ее обслуживает.

Для малышей вышла книга «Тато, повернись живим! Подарунок українським бійцям». Это альбом с детскими рисунками и письмами. Все средства от продажи тиража пойдут на нужды бойцов АТО. Еще одну книгу издало издательство «Мамине сонечко» называется она «Героям Слава!» – это рассказы для детей от 5 до 13 лет о героях фронта и тыла.

Если брать худлит, то из известных авторов отписались на тему войны Шкляр, Матиос, Ивченко (двухтомник), готовит книгу Жадан. Куча всякой нон-фикшн литературы – кирпичи по 300 страниц, на тему «Путин виноват», что с этим делать, как жить дальше, (некоторые авторы копают глубоко аж от Переяславской рады)! Про книгу Савченко только глухой не слышал. Отметились и российские оппозиционные журналисты Екатерина Сергацкова, Артем Чапай, публиковавшие свои репортажи в «Украинской правде», «Фокусе», Colta.ru, Сноб.ru, Insider – книга «Война на три букви».

Отдельно хочу сказать о луганчанах, конечно о тех, которые пишут и издают книги. Валентин Торба «Я – свідок. Записки з окупованого Луганська» з «розповідями про те, що пережили українці на окупованій території», Александр Еременко «Размышления о луганской Вандее» с его обоснованием высокой значимости европейских ценностей.

Еременко прав в том, что жители Луганска не разделяют европейских идеалов. Если посмотреть глубже, то война Украины и Донбасса, представляет собой цивилизационный конфликт: здесь в вооруженном противостоянии столкнулись европейская цивилизация и русский мир.

Наличие этого конфликта не отрицает ни одна сторона. Все перечисленные авторы с той стороны осознанно стали на сторону европейской цивилизации и с разной мерой искренности и таланта продвигают европейские ценности в публичном пространстве. Между тем как война показала, что народ Донбасса эти ценности не разделяет. Наш цивилизационный код проявляется в том, что мы защищаем свою землю, стараемся растить, творить, воспитывать, помогать даже в тяжелых условиях войны и блокады, а украинские европейцы стараются навязать свою культуру силой: бомбежками и блокадой, и оправдать это пропагандистским продуктом, который выдают в том числе и бывшие луганчане.

— Каковы творческие планы? Не планируете ли издать новые книги? Оказывает ли Вам кто-нибудь помощь в издании новых книг? Есть ли помощь со стороны государственных органов нашей Республики?

— Планов огромное количество. Иногда мне кажется, что нужен мне надсмотрщик, который прикует меня к компьютеру и не отпустит, пока я не выполню хотя бы половину запланированного.

Пишу сейчас поэму «Новороссия грёз – Новороссия гроз», в конкурсной подборке опубликован небольшой отрывок.

Готов к печати сборник стихов «Поэтические этюды. Симеиз-Луганск-Киев-Берлин-Москва», который иллюстрирует моя близкая подруга Анастасия Лелюк. Это будет необыкновенно лирическая, почти интимная книга.

В Питере в легендарном «ДЕТГИЗе» увидела свет моя книга «Необыкновенные приключения Чемоданте, Чи-Беретты и Пончика». Проиллюстрировала ее художница Елена Эргардт. Я пока не держала книгу в руках, но, надеюсь, скоро получу авторские экземпляры.

Недавно закончила сказку «Первый бой Лапочки». Это сказочная история о том, как маленькая избушка на курьих ножках и её друзья спасают Чуднолесье от козней болотной кикиморы Мороки, которая хочет вынудить Лапочку участвовать в жестоком сражении боевых избушек.

У меня накопилось достаточно много стихов переведенных на немецкий язык, так как за это время было несколько выступлений в Берлине, и я бы хотела издать русско-немецкую книгу о войне, о событиях 2014-2015 годов в Донбассе. К стихам я сделала пояснения, но они пока не переведены.

Я не занимаюсь целенаправленным поиском финансирования своим книгам, больше полагаюсь на случай и внимание поклонников, помня завет Воланда: «Никогда ничего не просите». Меня больше увлекает процесс написания, чем последующая судьба произведений, хотя, конечно, внимание читателей  и издателей – большой стимул!

Когда-то была популярной песня Пугачевой на стихи Вознесенского, там была такая строчка: «Я вместо микрофона спою в букет тюльпана // Пусть остается в зале тот, кто верит // Верит и влюблен». И мне для того, чтобы читать стихи, достаточно тюльпана, а для того, чтобы писать их, достаточно мелка, не верите, спросите у Беспощадного!

Источник 

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.